A → B

О работе

В любом творчестве есть часть, которую можно называть «работой»: рано или поздно надо сесть и записать все песни, сложить фотографии в нарратив, сверстать эту чёртову книгу, наконец. Это понятная часть, но есть важная часть творчества, происходящая до, после и иногда вместо работы.

В интервью с Эриком Идлом, который написал и исполнил финальную песню в Жизни Брайана есть момент, где он рассказывает: «ну, я взял те аккорды которые мне на недавнем уроке по джазовым аккордам показал чувак, и написал хук» — и я такой, что, блять, так можно было - не заканчивать школу джаза, а просто сесть и сыграть теми аккордами что ты узнал буквально вчера?

В этом плане музыка очень показательна — музыканты просто собираются в студии и играют (обожаю это слово) вместе, они не Пишут Великие Песни, они маются хуйней, называя это джем-сессией. Иногда они в итоге напиваются, а иногда рождается великая песня. Или сидят дома, теребонькают струны и потом бац!, — смок он зе вота, файр ин зе скай. Играют, но не играют для какой-то цели, ради гранд финале, а просто так, for the sake of the game.

В фотографии, как мне видится, ситуация обстоит примерно также. Можно сделать работу до, работу после, но где-то между ними надо обязательно помаяться хуйнёй, но не делать это работой — типа, «планы на день: сперва пробежка, затем с 11 до 12 маюсь хуйнёй, потом мастурбация, обед и и сон». Нет, надо с чистой совестью не быть продуктивным, а быть максимально непродуктивным и бесполезным, немножко поиграть.

«Просто возьму сегодня камеру и помаюсь пока не надоест, а там поглядим», — где-то так.