Browsing Category

Путешествия

Путешествия

Архивы

04.12.2010

Порылся в архивах, нашел всякие фотографии из отпуска интересные. Тогда они казались неинтересными, а сейчас уже не кажутся. Пару пленок запороли при проявке, и они оказались все в белых точках. Но сейчас, я думаю, это не важно.

Путешествия

С видом на море: осень

11.10.2010

«Нырок», — я читаю название лодки-малютки, на которой меня будут переправлять на катер. На берегу совсем небольшая волна, но нырку хватает, чтобы сразу зачерпнуть пару литров. Я сажусь в лодку и ноги тут же промокают. Через тридцать секунд, с мокрыми ногами, я запрыгиваю в катер к своим спутникам. Катя, Ира, Женя, Денис, Николай и его жена Лиля, — мы идем на маяк. Николай и Лиля там работают, а мы собираемся отдохнуть пару дней.

Пить чай. Есть бутерброды. Болтать ни о чем. Проводить день.

С видом на море.

Continue Reading

Путешествия

Озеро

25.09.2010

— Мужики, медведь! Просыпайтесь! — Дима пытается нас разбудить. Я спросонья ничего не понимаю. Медведь? Я в спальнике! А, да, у нас же ночевка на озере Арманского хребта.

Мы идем вверх уже пять часов. За плечами у меня рюкзак: спальник, теплая одежда, вода, кружка, ложка, миска. Тушенка. Каша. Финики. Я смотрю на показания GPS, привязанного к лямке рюкзака: высота 750 метров. Еще двести метров до вершины.

Идти очень тяжело, каждые пятьдесят метров подъема — отдых. Перед самой вершиной Денис убегает наверх. Я на такой рывок не способен, поэтому продолжаю идти траверсом с той же скоростью. Пятьдесят метров. Пот стекает рекой. Двадцать. Мышцы на ногах звенят как натянутые тросы. Пять. Наконец, мы взбираемся на хребет. Внизу — озеро. Я думаю, что неплохо было бы его сфотографировать. Но сил хватает лишь на то, чтобы скинуть рюкзак и лечь передохнуть. Continue Reading

Путешествия

Стирка — Диккенс

01.04.2010

— Какая клевая идея — поставить стиральные машины в клубе, — говорю я.
— А они рабочие, — Петр показывает мне на одну из стиральных машин. Внутри крутятся вещи.

Режим стирки — деликатные ткани.

Мы сидим в клубе «Стирка». Здесь можно постирать свои вещи и выпить. Напротив стоит диджей и крутит свои пластинки. Сегодня мне предстоит марш-бросок по барам, который должен закончиться стейком в Диккенсе.

Я смотрю на стиральные машины и говорю: — Круто.

Петр рассказывает о своем путешествии в Америку. Нью-Йорк, — говорит он, — это пиздец. С первой минуты пребывания и до отъезда в воздухе чувствуется электричество. Он рассказывает про Централ Парк и про Таймс Сквер. Он рассказывает про то, что в отличие остальной, стерильной Америки, на улицах Нью-Йорка срач. Его убирают каждую ночь, но каждый день все повторяется снова. Я думаю о размерах Нью-Йоркской свалки.

У нас кончилась выпивка. Я иду к барной стойке и прошу намешать водку с бехеровкой. Один к одному. Лед. Коктейль «a-la Карасев».

Петр закуривает трубку и рассказывает про Брайс каньон и Гранд каньон. Про Чикаго. Про магазин B&H.

— B&H — это настоящий еврейский магазин. Все продавцы с пейсами, все бейджики кошерные. Абрам. Натан.

Петр рассказывает о том, что по магазину идет транспортерная лента, которая доставляет товар на кассу. Берешь коробку, ставишь на ленту, идешь дальше.

Мы допиваем коктейль и идем в следующий бар. Почему нет, — думаю я. Внутри нет ликера, зато есть кофе. Пока я пью кофе, Петр рассказывает про Солт-Лейк-Сити. Про закат над Аризоной.

— Это невозможно передать словами, — говорит он. — В этом закате есть все цвета. Вообще все.

В следующем баре мы заказываем по пятьдесят текилы. Край рюмки обмазан солью. Я выпиваю залпом. Лимончик.

— У нас есть фотографы, — говорит Петр, которые печатаются в Vogue. Каждый их снимок, — продолжает он, можно смело опечатывать четырехзначными суммами в долларах. Это очень круто.

Еще один бар позади. Я изрядно пьян. На улице я трезвею, но ненадолго. Мы заходим в суши-бар погреться. Греемся саке — отвратительно. Закусываем суши и идем дальше.

Мы выходим на набережную, переходим мост и заходим в Диккенс. К сожалению, кухня закрылась и мы уже ничего не сможем съесть. Решаем заполировать всё сперва виски со льдом, а потом кофе. К этому времени я уже очень сильно пьян. Теряю мысли, забываю фразы на полуслове.

Звучит гонг. Диккенс закрывается. Мы прощаемся с работниками и выходим на улицу. Петр ловит мне тачку, прощается и засовывает меня во внутрь.

По пути домой таксист спрашивает, не буду ли я против того, чтобы подобрать еще кого-нибудь при возможности. Я собираю последние силы и отвечаю «мне бы не хотелось». Таксист мне что-то говорит, но я на второй ответ уже не способен и просто крепко держусь за ручку двери машины, чтобы не завалиться на бок.

На утро я просыпаюсь от того, что в голове идут ожесточенные бои. Целый день бушует война с переменным успехом, пока я не покупаю упаковку янтарной кислоты и не прекращаю весь этот беспредел.

Вечер удался.

Путешествия

Знакомство

17.03.2010
— А ты откуда?
— Я из Кирова. А ты?
— Я из Магадана.
— Ну нифига себе!
— Да. Я выиграл, — мы смеемся.

Мы стоим на кухне студии во всех смыслах. Тут пишут музыку, играют, фотографируют и общаются. Внутри уютно. Я наливаю себе чай и возвращаюсь на свое место. Предо мной стол с коваными ножками и мраморной столешницей. Александр продолжает занятие. Сегодня первый день, мы знакомимся и получаем первые определения. Мода. Авангард. Модели восприятия. Коммуникации. На столе лежат фотоальбомы — Ян Саудек, Эллен фон Унверт, Суткус.

— Ваше первое домашнее задание: вы должны снять репортаж про субкультуру.

Мы строчим в блокнотах. Субкультура, — говорит Александр, это группа людей с общими интересами. Для поиска и идентификации себе подобных у них есть визуальные отличия. Вспомните готов. Скейтеров. Панков. Прошлая группа сняла гастарбайтеров и анимешников. Даже фотографы образуют свою субкультуру по всем правилам. Мы выделяется рыскающим взглядом и фотосумками. А в кафе мы достаем свою фототехнику и показываес друг другу.

Для простоты, продолжает Александр, мы поделимся на несколько групп. В каждой группе должен быть хотя бы один местный. Группой легче выполнять задания.

Меня выбирают в группу к Инне и Маргарите. Инна из Москвы, Маргарита из Екатеринбурга.

Занятие продолжается. Мы иногда говорим, но больше слушаем. Бизнес-модель. Подача материала. Многое я уже знаю, что-то придумал сам, что-то вычитал в интернете. Быть или казаться. Мы скачем по всем темам, мои записки в блокноте совсем не похожи на стройный лекционный материал университета. Они вообще ни на что не похожи, только помогают восстановить последовательность тем беседы.

Вот таблица целей и ресурсов. Привет, менеджмент. Это домашнее задание номер два. Выписать свои цели и ресурсы. Я вписываю в цели «снять шедевр» и «заработать миллион». Ставьте перед собой реальные цели, да-да.

Нарисовать автопортрет.
Построить дом.

После занятий я звоню старейшине Уиллису. Коля познакомился с ним и его товарищем в метро, чтобы немного попрактиковаться в английском. Уиллис и его друг Хант — мормоны, приехали из Алабамы два года назад нести слово божье. Сектанты.

Самый простой способ определить сектантов, говорит Коля, это узнать, есть ли у них какая-нибудь дополнительная книга, кроме Библии. Как правило, есть, и в ней объясняют несоответствия между евангелием и их верованиями. Например, многоженство.

Could you do me a favor? — я спрашиваю Уиллиса. Рассказываю, что хотел бы поснимать их за работой и дома. Я говорю, что мне это было бы очень интересно. Я не лгу, мне это действительно интересно. Он соглашается.

Отлично.

Перезваниваю Инне. Рассказываю о том, что мы будем завтра снимать сектантов. Она спрашивает, а можно ли выделить их визуально. Конечно, говорю я. Они же сектанты — белая рубашка, галстук, черное пальто, рюкзак. А главное — бейджики на груди. Круто, — говорит Инна.

Путешествия

Магадан-Москва

13.03.2010
— Что будете?
— Вино, пожалуйста.

Стюардесса наливает в пластиковый стаканчик из бутылки.

На высоте 10 600 метров я смотрю в иллюминатор. Везде, куда хватает взгляда, снег. Горы, русла рек, долины.
Наверное, глядя с такой высоты, я должен думать о чем-то возвышенном.

Приносят обед, я беру мясо. На эшелоне 350 я ем рис с мясом, пью чай и слушаю айпод.

Пристегнуть ремни.

Горы в иллюминаторе закончились, и началась тундра. Под крылом проплывает огромная река. Возможно, Лена. Капитан говорит о том, что наша трасса проходит севернее Якутска. Норильский, мыс Каменный, Сыктывкар. Семь часов пятьдесят минут со скоростью восемьсот пятьдесят километров в час.

Я листаю бортовой журнал авиакомпании. На карте маршрутов по локальным направлениям 22 аэропорта, не считая Якутска. Саскылах. Як-425. Чокурдах. Белая Гора. Тикси. Як-401. Вылет по 1, 3 и 5 дням недели.

Белый снег, черные деревья, русла рек, холмы — все это сверху похоже на гигантскую гравюру. Как будто кто-то причесал ландшафт огромной расчесткой.

Я поднялся в воздух на побережье Тихого океана, пролетел над Северным Ледовитым и приземлился недалеко от Атлантического.

Я два раза за семь часов пересек северный полярный круг.

Я, пожалуй, попрошу еще чаю.

Путешествия

Pont-Audemer — Giverny — Paris

07.11.2009

Мы снова опоздали в кемпинг. Большинство кемпингов закрываются в 8 вечера, и этот не стал исключением. Мы едем обратно в город, чтобы найти место где поесть и переночевать.

Навигатор ведет нас по городу от одной гостиницы к другой, но пока без особенного успеха. Где-то уже закрыто, где-то нет мест. Я порядком подустал, периодически глохну при трогании. В городе ни души.

Наконец, нам удается найти гостиницу прямо в центре города. Дима использует свои навыки общения на неизвестном ему языке и узнает где гостиница, находит хозяина и договаривается о ночлеге. Она недорогая, с видом на центральную площадь и с рестораном на первом этаже. Я паркуюсь на первое попавшееся место. Какой-то местный француз подходит и пытается объяснить, что вот тут лучше не парковаться. Он что-то долго рассказывает, но ничего не понятно. В конце монолога он показывает рукой на другую парковку чуть в стороне. На всякий случай переставляю машину, потому что следующим днём у нас плотный график, и никому не хочется бегать в поисках штрафстоянки.

— Ме-е-е, — официант показывает Кате, из чего сделан сыр в гарнире. Он не говорит по-английскии и мы общаемся жестами. Хозяин гостиницы по своместительству бармен и официант. Семейный бизнес, у гостиницы нет звёзд, поэтому такие цены. К ужину мы заказываем сидр. Это же Кальвадос, нельзя без сидра. Очень вкусно.

После пляжей Нормандии, беготни по немецким бункерам, посещения Байо, Этреты и еще кучи других мест и нескольких часов за рулем, я вымотался и уснул почти сразу. Без снов.

Утром я стою возле окна и смотрю, как просыпается город. Душ. Завтрак. Пока прогревается машина, мы укладываем вещи. Я устанавливаю навигатор на лобовое стекло и вбиваю следующий пункт назначения: Живерни.

По приезду в Живерни выясняется, что Катя оставила в гостинице бумажник. Час туда, час обратно, и пока Дима с Дашей смотрят дом-музей и сады Клода Моне, мы делаем двухсоткилометровый марш-бросок в гостиницу и обратно.

— Он даже ничего не сказал, — говорит Катя. Просто улыбнулся и вернул мне бумажник.

Мы снова в Живерни. Дом, сады, пруд с кувшинками, дорожки, мостики и цветы, цветы, цветы.

Париж встречает нас внезапной пробкой. Вот мы едем по восьмиполосному шоссе, вот тоннель и сразу за ним все полосы встают. Мы движемся как черепахи. Мотоциклисты протискиваются между машин и выставляют правую ногу в знак благодарности, когда их пропускаешь. Я следую указаниям навигатора. Прямо. Направо. Сразу налево. Не получилось, второе разветвление на съезде с шоссе я замечаю слишком поздно. Навигатор меняет маршрут, мы едем вниз, потом прямо, потом на развязке разворачиваемся и со второго раза попадаем в нужный поворот.

Чем ближе к центру, тем чаще надо крутить головой. Со всех сторон машины, пешеходы, велосипедисты, мотоциклисты и люди на бешеных табуретках. Все едут отовсюду и во все стороны одновременно. Направо. Налево. Дорога с односторонним движением, слева и справа припаркованы машины, ходят туристы. Едем неспеша, свеотофры, опять налево, прямо и направо. Boulevard Voltaire. Еще один поворот. Rue du Général Blaise.

— You have reached your destination, — говорит навигатор.

Я паркуюсь возле гостиницы и мы переносим вещи в номер. Машину я отдам завтра.

Путешествия

Год

02.09.2009

Прошел год с нашего отпуска. А я все вспоминаю и вспоминаю. Каждый день что-то вспоминаю, прокручиваю в голове и улыбаюсь, улыбаюсь, улыбаюсь.

Вспоминаю, как мы в Ля-Рошель ошиблись музеем и вместо Маритайма пошли смотреть научно-исследовтельское судно Франс-1 и какой-то рыболовный тралер.

Вспоминаю, как мы среди ночи колесили по бог весть какому городу, пытась найти гостиницу, потому что кемпинг закрылся в 20:00.

Вспоминаю, как мы не туда свернули в Помпонском лесу и два часа ходили в поисках обратной дороги.

Вспоминаю, как мы возвращались из Живерни в Понт-Аудамер за забытым в гостинице бумажником. А потом ехали обратно в Живерни смотреть дом и сады Клода Монэ.

Вспоминаю, как мы ели ежевику, потому что гробница в Барненезе была закрыта на обед. Мы пытались туда залезть нелегально, через забор, но забор был высокий и весь в ежевике — она же колючая. Пришлось есть.

Вспоминаю, как мы посещали абсолютно пустую деревню Пул Фетан в брейже, потому что у работников были каникулы, и нас никто не прогнал.

Вспоминаю, как мы в Париже не смогли взять машину в прокат и сильно из-за этого расстроились. Поэтому мы пошли в ресторан-корабль на берегу Сены и подкрепились много-много евро. Еда и вино, нет, отличная еда и прекрасное вино сделали нашу проблему пустяковой и неважной.

Путешествия

Магадан — Кепервеем — Купол

04.05.2009

Солнце спряталось за тучами, я валяюсь на скамейке и жду. Сейчас, когда лицо не надо прятать от солнца под кепкой, лежать гораздо удобнее. Рядом сидит Юля, переводчик, и читает книгу. Неподалеку ходит Джим и остальные экспаты. Мы ждем борт на участок. Проходит пару часов, Эдик привозит бутерброды. Я сворачиваю куртку и засовываю под голову. Лежа немного неудобно, но вставать лень, жую хлеб с колбасой и маслом.

Летом ждешь снаружи. Зимой внутри. Иногда ждешь на косе, на речке. Однажды смена просидела неделю в гостинице в Билибино из-за погодных условий. Мы пересеклись, когда я летел обратно. А они — туда.

Утих ветер, налетели комары. Я ретируюсь в здание. Внутри прохладно. Читаю все плакаты на стенах, разглядываю карту страны, опять читаю плакаты, снова разглядываю карту. Ничего не происходит. Карта не становится интереснее, а плакаты не становятся информативнее. Список вещей, запрещенных к перевозу в воздушных судах. Оружие. Ножи. Химические вещества. У меня в сумке лежит плеер, одежда и смена белья. Зубная щетка. Шампунь. Мочалка. Чистые болванки. Ничего запрещенного.

Наконец-то нас досматривают и ведут по полосе к вертолёту. У меня нет беруш, поэтому целый час громко трясёт — это только на второй или третий раз я научусь засыпать через три минуты после взлёта под равномерный гул турбин.

Путешествия

В метро

12.02.2009

— С собаками без намордника в метро нельзя! — дежурный в метро непреклонен.

Катя стоит у входа в метро. Я вижу её через дорогу, машу рукой и спускаюсь в переход. Собака прыгает пять минут, прежде чем немного успокаивается. Мы не виделись каких-то полторы недели, а он вона как соскучился.

На улице март, прохладно, и нам надо выдвигаться на Крылатскую. Но в метро не так-то просто попасть. В метро с собаками нельзя. То есть, на этой станции нельзя без намордника. На другой вообще нельзя, а на третьей можно только в специальной переноске. Или на руках.

Я всю ночь ехал на автобусе из Белгорода. Постоянные остановки на постах милиции и просто по пути не располагали к крепкому сну, и поэтому меня немного подколбашивает. Катя ехала на микроавтобусе с друзьями родственников из Тольятти и ей не лучше моего. Собака довольна: стая вместе.

Неподалеку виден большой рынок. На часах около девяти утра и большинство киосков закрыто. Я обхожу ряд за рядом, в надежде найти киоск с зоотоварами. Как назло, они или еще закрыты, или в них нет намордников. Я ищу продавцов, которые разбрелись завтракать кто куда. Нет ничего, говорят они. Приходите завтра, говорят они. Я молча матерюсь и иду искать дальше.

Наконец, киоски заканчиваются. Намордников нет, но есть идея. Катя с собаком ждут меня в переходе. Я прохожу чуть дальше, покупаю за 30 рублей самые простые черные чулки. Из Катиного несессера беру ножницы, отрезаю у чулка носочек и надеваю собаке не морду так, чтобы нос торчал из обрезка.

Собак недовольно машет головой и пытается лапами снять женский чулок с себя. Катя ему не разрешает и мы ждем еще минут десять, пока пёс не освоится с намордником. Второй конец мы продеваем под ошейник снизу и завязываем узлом. Готово.

С победной улыбкой мы проходим в метро, заходим в поезд и отправляемся на запад, в Крылатское. Отдыхать и отсыпаться.

Путешествия

Вилла

31.01.2009

— Мне всю ночь снилась какая-то херня, — говорит Катя.

Я просыпаюсь от того, что кто-то ходит по дому. Аккуратно выглядываю в гостиную — тишина. Включаю свет. Конечно же, никого. Двери заперты, окна закрыты.

Катя просыпается от того, что кто-то гремит ложками. Кто-то открывает и закрывает дверь. Кто-то ходит по дому. Нам снится такой накал идиотии, что невольно начинаешь о нем рассказывать. Даша говорит, что видит странные сны. Дима рассказывает о том, что видел какой-то бред во сне. Мы пытаемся списать это на переизбыток впечатлений, но идея проваливается. В Барселоне, где впечатлений было не меньше — ничего такого не было.

Даша говорит, что попробует поговорить с домом. Говорит, что она умеет делать такие штуки. Я отношусь к этому скептически. В любом случае я ничего не могу сделать.

— Дом как щенок, которого редко навещают хозяева, — рассказывает на следующий день Даша. У него есть хозяйка, но она здесь бывает нечасто. Дом скучает. Ему хочется с кем-нибудь поиграть, и он играет с заезжими туристами. Привлекает внимание, приходит во сне.

Да уж, отличные игры, думаю я. Катя рассказывает о том, что она просыпается среди ночи от громких звуков из кухни и страшно боится встать из кровати. Может кто-то посторонный зашел в незапертую дверь. Может, у него не самые добрые намерения.

— Я попросила его больше так не делать, — продолжает Даша. Может быть, он меня послушает.

Очень непривычно, когда вот так кирпичную коробку с крышей одушевляют. Но дом полон вещей с историей, он, возможно старше нас всех и уж точно повидал куда больше людей.

Мы решаем остаться дома целый день. Смотрим спутниковое, едим сладкие тенерифские бананы и загораем на террасе. Мы стираем свои вещи. Я исследую систему автоматического полива. Идем купаться в бассейн, который расопложен тут же, около виллы. В бассейне плавают какие-то жучки и мертвый геккон. Я вылавливаю геккона и бросаю в траву подальше.

Ночь проходит немного спокойней.

Путешествия

Fatboy Slim is fucking in Heaven

26.01.2009

Экранчик на кассе показывает число 130. Мы переглядываемся. Сто тридцать евро за две полные тележки мяса, фркутов, соков, пива, морепродкутов и прочей снеди. Круто. Хватит дней на пять, думаем мы.

У супермаркета, который нам посоветловала Джудит, нереально припарковаться, поэтому мы едем на запасной аэродром. На площади, втрое меньшей чем в городском супермаркете-ангаре товаров в десять раз больше. Я кладу в тележку молоко. Багет. Хлеб для сэндвичей. Сыр. Еще сыр. Еще один сыр. Нарезку из пяти разных сыров. Нам режут хамон. Ветчину. Консервированный осьминог. Пиво. Сок. Фрукты. Еще фрукты. И еще немного. Мыло. Презервативы.

Мы забиваем холодильник и уезжаем в Гарачико. Лет триста назад город был процветающим центром, но неудачно проснувшийся вулкан снёс большую его часть. Постепенно, Гарачико пришел в упадок, но спустя некоторое время его отстроили заново и сейчас это очень уютный и тихий филиал спокойствия. У побережья застывшая лава образовала естественные бассейны, которые потом доточили, приделали лесенки и замостили плиткой.

Идем по улицам города. Сиеста. Мы поднимаемся на самый верх и я делаю панораму города со всеми деталями. Пассат затянул небо, на улице легкая прохлада. Мы решаем сходить в ресторан и подкрепиться той самой картошкой в канарском стиле. Даша заказывает суп и осьминога. Я никогда не ел сёмгу. Дима и Катя тоже выбирают морепродукты.

Ресторан находится на втором этаже. Как полагается, он с видом на море и туристов. Странно заказывать свинину в ресторане с видом на море, и нам приносят наши морепродукты. Дима рассказывает, что обед из морепордуктов в Барселоне за сто евро того не стоит. Он говорит, что цена завышена только из-за имени, и что можно получить тоже самое в десять раз дешевле. Наш обед обходится в тридцатку, и мы соглашаемся с его доводами.

Снова делаю панораму побережья, на этот раз даже не вставая из-за стола. Мы съедаем всё подчистую, запиваем вином (я за рулем, поэтому пью минералку) и едем в Пуэрто Круз полежать на пляже и отдохнуть после утомительного переезда.

Путешествия

Villa la Hurona

01.12.2008

Мы стоим в пробке.

Катя по карте прокладывает путь к шоссе, которое нас приведет к вилле. Санта-Круз-де-Тенерифе — столица острова и достаточно большой город по местным меркам. Мы случайно не туда свернули, потом еще раз не туда, потому туда и потом заехали в пробку. Я периодически глохну при трогании с места, потому что еще не привык к рэнглеровскому турбодизелю.

Наконец, пробка заканчивается, мы выезжаем на шоссе, ведущее на северо-запад, к Икоду. По пути мы останавливаемся возле бара, в котором нам любезно разрешают позвонить Ноэлу и Джудит. Они ждут нас на парковке в Сан Маркос, чтобы проводить к вилле.

Вилла — настоящая. Охренеть, говорит Катя. Зашибись, говорят Дима и Даша. Я хожу по вилле с видеокамерой и снимаю видеозависть. Две спальни. Упакованная кухня с тостером и микроволновкой. Терраса с видом на море, пальмы и провода. Большой зал с креслами и диваном. Телевизор. Спутниковый ресивер. Десять дней.

Вилла

Путешествия

Tenerife Sur

29.11.2008

С вещами в руках мы выходим из зоны выдачи багажа. Катя говорит, что всю жизнь мечтала о том, чтобы её вот так встретили в аэропорту, как меня сейчас. В холле прилета стоит дядька, а у него в руках табличка с мои именем. Это круто.

Мы здороваемся и знакомимся.

— Вам нравится арт-рок? Я играю на бас-гитаре. То есть, пока мы не играем, потому что вокалист уехал в свою Англию. Он англичанин и бросил нас, и теперь мы не играем. — Мы узнаем про арт-рок, про его группу, про водительское удостоверение, про карту Мастеркард и еще тыщу других вещей. Он итальянец. Наверное они все такие, развеселые и говорливые.

Наконец, он вручает нам ключи, отводит на парковку, показывает машину и испаряется встречать другой рейс. Мы переводим дух. Хорошее начало.

Путешествия

Санкт-Петербург — Хельсинки — Тампере — Франкфурт

10.09.2008

Мы проходим финскую границу. На улице ночь, позади российские пограничники. Финн смотрит на меня очень серьезно.

— Куда направляетесь?
— В Тампере.
— А потом куда?
— Потом во Франкфурт, потом в Жирону.

Я чувствую себя как школьник, отвечающий у доски. Финн, узнав о цели визита, как-то скучнеет, ставит печать и отдает паспорт. Катя, Дима и Даша проходят границу без лишних вопросов. Мы грузимся в автобус и едем дальше, в Хельсинки.

— Спим до 8 часов. — Говорит наш гид, откидывается на кресле и засыпает. Надо же, в прошлый раз мы вышли из автобуса в пять утра и морозили жопы, гуляя по пустому городу. Сейчас у нас есть пара часов, чтобы немного поспать. Сидя спать неудобно, в автобусе прохладно. Сплю урывками по 10-15 минут. Наконец, мы выходим и идем на автовокзал.

Появляется идея доехать до Тампере на съемной машине. В офисе Europcar доброжелтельный финн рассказывает, что в одну сторону будет существенно дороже, чем туда-обратно. Он объясняет, что это обычная практика Europcar и ничего нельзя сделать. Мы считаем стоимость автобусных билетов и сравниваем с прокатом автомобиля. Прокат дороже, но не сильно.

За пять часов мы добираемся до аэропорта. Очередной доброжелательный финн принимает ключи от машины. Лезет во внутрь, осматривает все закоулки.

— Некторые иногда забывают ценные вещи в машине — говорит он. У нас вещей немного, мы ничего не забыли, но всё-таки мне становится приятно. Ведь он мог бы этого и не делать.

До отлета осталось несколько часов. Мы коротаем время, читая местные брошюры для туристов о Финляндии. Потом объявляют рейс, проходит стандартная процедура обыска и униженя. У кого-то отбирают маникюрные ножницы. До самолета идем пешком по полосе. Автобус не предусмотрен. Дешевый билет за 35 евро потому и дешевый, что авиакомпания экономит на всём. Если можно идти пешком, пассажиры идут пешком. Разбег, взлет, горячий шоколад и сэндвич в полете, незаметное снижение и мягкое касание. Финны улыбаются и хлопают в ладоши.

Мы во Франфурте-Хане. Ближайшая гостиница забита до отказа. Мы вызываем такси до отеля «Венеция». Приезжает хозяин-итальянец и забирает нас в отель.

— Уже поздно, и я закрыл ресторан. — говорит он. — Но вы можете пойти поесть у турков недалеко отсюда, хотя у меня пицца намного вкуснее.

Ни я, ни Катя не в состоянии ни есть, ни думать. Мы устали и хотим спать.