Разное

Санкт-Петербург

21.11.2008

Мне не спится. За окном ноябрьский петербург, я лежу на раскладушке и листаю патологическую анатомию. Я остановился у своего друга детства на несколько дней. Мы не виделись лет пять, наверное.

— Надо для профилактики хотя бы раз в год проводить дегельминтизацию, — говорит Коля. Паразиты могут попасть откуда угодно, добавляет он. Приехав в Белгород, я покупаю пирантел и съедаю его, запивая водой. Так, для профилактики.

В пятом часу утра в кухню, где стоит раскладушка, заходит Аня. Волнуется, почему не сплю. Аня — южанка, родилась на Кубани. У неё волнистые волосы и доброе сердце. Не знаю, говорю я, наверное глава про онкологические заболевания не способствует сну. Из книги узнаю что лейкемия — это не рак. В раковых образованиях всегда участвует эпителий. Еще я узнаю про заболевания мозга, про заболевания печени, легких и желудка. Про сердце. Про легкие. Про конечности. Про спинной мозг.

— Если есть как можно больше брусники, то будешь жить долго и счастливо, — рассказывает Коля. Он рассказывает про квашеную капусту, про антиоксиданты, адаптогены и витамины. Ревит, — говорит Коля, содержит все, что надо организму и стоит копейки. Витамин А. Витамин Б1 и Б2, витамин С. Десять рублей за пузырек. Двойная или тройная доза. У нас это очень актуально.

Коля проходит интернатуру по специальности «врач-диагност». Он выпускник Санкт-Петербургской Военно-Медицинской Академии. Это одна из самых продвинутых академий в стране.

Днем раньше мы едем по вечернему Петербургу. Коля показывает мне большое здание и рассказывает о том, что сюда, на кафедру военно-полевой хирургии, привозят подстреленных бандитов. Их оперируют, у них вытаскивают пули. Он рассказывает, что на этой кафедре собирают разорванные руки и пришивают оторванные пальцы так, как не делают нигде в мире.

— Сейчас врачей не посылают на передовую, — продолжает Коля. Проще выучить призывника для оказания неотложной помощи, чем терять драгоценных специалистов.

Мы едем дальше. Коля рассказывает про Боткинскую больницу. Он говорит о том, насколько это продуманное заведение, как четко там организованы потоки больных и расположены корпусы. Я никогда не был в боткинской больнице, но охотно верю. Медицина у нас всегда была на высоте.

Проезжая мимо корпусов академии, мы видим солдата с одной нашивкой. Коля рассказывает, что одна нашивка означает первый курс. Скорее всего, говорит он, это дежурный и он идет в столовую, потому что первокурсникам запрещено ходить по городу поодиночке, только строем.

Коля рассказывает про свою учебу в академии.

— Перед профотбором к нам пришли старшекурсники и рассказали то, без чего мы бы все пролетели. Про то, какие ответы ждут экзаменаторы, чтобы можно было получить первую или вторую категории. Те, кто этого не знали, отсеялись заранее. Их даже не допустили к экзаменам.

Готовясь стать военными врачами, говорит Коля, глупо на вопрос о дальнейшей судьбе отвечать «уйду на гражданскую специальность». На подобных вопросах все и срезались. Они поехали домой просто потому, что не до конца определили цель обучения.

В последний день перед отъездом мы едем на небольшую экскурсию. Аврора, Дворцовая площадь, стрелка Васильевского острова, улица пяти углов, Михайловский сад, Казанский собор. На машине гораздо удобнее, чем пешком или на автобусах.

No Comments

Leave a Reply