Путешествия

Камни на земле

28.04.2016

На прибрежной скале дует легкий бриз. Начался прилив и в воздухе чувствуется свежесть. Мы молча смотрим на дыхание воды. Перед нами волна заливается в небольшую бухточку в камнях и, вытекая, образует водоворот. Море дышит неравномерно. Сначала — несколько неглубоких вдохов, следом два-три очень глубоких. Каждый вдох, как и выдох, не похож на предыдущий. Вода устремляется внутрь, заворачивается, ударяется о стенки, вытекает наружу белой пеной. Так проходит пять, десять, пятнадцать минут. Я бы просидел здесь весь вечер, до заката, тихо переговариваясь со своими спутницами.

Берег моря, на который мы пришли, находится между бухтами Светлая и Тихая, на южной части полуострова Старицкого, рядом с ручьем Березовым. Это, пожалуй, самый лучший маршрут для пешей прогулки на один день. Он начинается от рыбного порта на Марчекане, делает остановку на скамейке в лесу и заканчивается захватывающим дух видом.

Первый и самый большой ручей по пути — Холодный. Он вытекает из снежника на сопке. Еще год назад ручей бежал среди камней, поросших мхом, под ветвями берёз, между зарослей стланика и ольхи. Выше по течению, на поляне, был стол, пара скамеек и кострище. Каждую субботу туда ходил Еник Арсентьевич с семьей: покострить под шум бегущей воды. Я и сам не раз там был. Чудесное место.

В прошлом году всё смыло паводком. Три недели шел проливной дождь, ручей превратился в бурный горный поток, который вырвал с корнем деревья, перевернул огромные камни и снёс часть склона сопки, вдоль которой шло его русло. Часть тропы сорвало водой вместе со склоном. Переходить Холодный стало сложнее, к старой тропе мы продираемся через кустарники. Впереди подъем в сопку. Я постепенно нахожу нужный темп, при котором дыхание не сбивается.

Подъем переходит в тропу вдоль старой линии связи, много лет назад соединявшей город и маяк на мысе Чирикова. Сейчас от неё остались поваленные столбы, стальные провода да тропинка обходчиков, которая со временем превратилась в туристическую. По пути мы пересекаем заросли стланика, горельник, лес, небольшие болотистые поляны, ручей, и, наконец, выходим к первому привалу у скамейки. За год, с моего последнего посещения, почти ничего не изменилось. Замечаю, что скамейке необходим небольшой ремонт. Часть конструкции сломалась, но у меня нет с собой необходимого инструмента, чтобы её починить. Сидеть на неустойчивой скамейке неудобно, поэтому мы делаем из неё стол. Девчонки достают угощения, я разжигаю костер.

Через час после нас по тому же маршруту вышли еще две группы. Среди них наши друзья. Мы решаем дождаться их у костра. Но Оля и Катя, которые идут по этому маршруту в первый раз, здорово устали, промокли и я предлагаю им обсушиться, а потом вернуться в город по берегу моря. От скамейки есть вторая тропа, ведущая вниз, к берегу. Из-за стланика появляются друзья. Артем, Наташа, Максим, Артур с Сашей, Олег, потом еще незнакомые мне люди, и в один момент нас становится очень много. Мы устраиваем большой привал.

После скамейки мы поднимаемся через заросли стланика, на каменное плато. По сторонам лежат останцы, сложенные из поросших лишайником булыжников. Камни медленно разрушаются, вода точит в них канавки, а лишайник вместе с ветром, солнцем и дождем превращает их в песок под ногами. «Первичное почвообразование» — так говорится про этот процесс. Я провожу по шероховатой поверхности камня рукой, и под ноги сыплется мелкая каменная крошка.

Вдоль тропы стоят пирамиды из уложенных друг на друга камней. Наташа мне рассказывает историю о том, что пирамиды строит Серкин, когда идет по этому пути. Идущий следом Леснов их разрушает, чтобы сохранить природное равновесие, ведь составные вещи непостоянны. Может, всё так и есть, но я всегда аккуратно прохожу мимо, чтобы не разрушить ни одной пирамиды.

Однажды мы с друзьями отправились в поход на марчеканскую сопку и на склоне, с видом на Светлую, Катя с Женей возвели прекрасную пирамиду из камней. Сейчас мне интересно, что от неё осталось спустя три года. Скорее всего, зимний штормовой ветер раскидал камни по округе, как это произошло с девятиметровой пирамидой, построенной на сопке с «драконами».

За камнями опять начинается стланик, потом тропа ведет через болото. В болоте лежат камни, принесенные туристами с плато и столбы старой линии связи. По ним мы переходим мокрый участок, не замочив ног. Перед небольшим подъемом, за которым тот самый вид, я предупреждаю Марину – «вдохни поглубже, сейчас будет». В конце подъема, на горе, открывается вид на полуостров, море, остров и скалы. Марина тихонечко спрашивает, можно ли сейчас ругаться неприличными словами. Конечно, иначе нельзя, — говорю я, — так хорошо здесь. Год назад такого впечатления не было, плотный туман закрыл весь вид и до стоянки мы шли по тропе, которая терялась в тумане.

Наша группа разбредается по склону. Друзья рассматривают огромный каменный крест, выложенный Владимиром Серкиными и его товарищами за десять лет. Этот крест виден на спутниковых снимках, и я помню, что во время первого похода с Димой Маршавиным его строительство уже велось. Вдоль креста лежат кругляши с берега моря, расположенного двухстами метрами ниже. Каждый раз, поднимаясь с берега наверх, кто-то брал с собой один камень и нес сюда, на склон горы. Я поправляю камень и думаю о том, что через десять, двадцать, пятьдесят лет этот крест будет лежать на своем месте, а где будем мы?

Прежде чем спускаться вниз, я веду друзей к скалам. Яна и Женя уже были тут, Марина — впервые. С камней виден полуостров Старицкого, его южный берег. Там, впереди, бухта Тихая и мыс Чирикова. Мы садимся и слушаем шум воды и ветра, пение птиц. Я думаю о том, что обязательно приведу сюда своих дочерей. Хочу поделиться видом на море и на склоны, поросшие стлаником, лиственницей и березой. Поделиться тишиной и свежестью, спокойствием и безмятежностью. Уверен, они поймут.

От креста вниз, к берегу, шла хорошая тропа. Местами крутая, она выводила к ручью, вдоль которого по канату мы спускались к галечному пляжу. После прошлогоднего паводка все поменялось. Вместо ручья – огромный овраг, вода смысла часть склона и обнажила гигантские камни. Перед оврагом начинается обходной путь, круче и сложнее прежнего. На нем уже повязали канат и мы спускаемся по нему к берегу.

Пока мы ходили к скалам, наши друзья организовали лагерь: костер, горячий чай, еда, теплая компания. Я достаю свои припасы, запекаю картофель и угощаю всех печеным картофелем с оливковым маслом, солью и сметаной. Это простое и вкусное сочетание придумала Катя в начале лета.

Слева, за большими валунами, природа обустроила небольшой бассейн. В прилив он наполняется, а в летний солнечный день, во время отлива, вода в бассейне прогревается. Нескольких часов солнца достаточно и можно немного поплавать среди водорослей и ракушек. Однажды, лет пять назад, я так и сделал. Но сегодня облачно, вода холодная, мы уютно располагаемся рядом на теплых камнях и смотрим на дыхание моря. Камни, вокруг которых крутится, течет и разливается вода, неизменны. Но каждый вдох-выдох моря, как и наш собственный, неповторим.

Здесь, у костра на берегу холодного моря, среди друзей, мне очень спокойно и уютно. Я замечаю это состояние, запоминаю его и еще много раз возвращаюсь к нему по пути домой, а потом — неделями и месяцами позже.

1 Comment

  • Reply Семен 29.12.2016 at 23:24

    Хорошо написал!

  • Leave a Reply