Путешествия

Ил-14

01.10.2015

Медведь встал на задние лапы и пересчитал нашу группу: семь человек и две собаки, потом развернулся и убежал в заросли стланика. Боня, мой пес, даже не успел его заметить, а я не успел его сфотографировать. Медведь опасен, если ты идешь один и без ружья, двоих он уже обойдет, скорее всего, а если вас трое или больше, то можно не волноваться.

Мы не волнуемся.

Ставить цель путешествия в каждом походе не так уж необходимо, но важно, думаю я по пути. В конце всех усилий должен быть приз. Медалька. Яркое переживание. Сегодня мы разыгрываем целый комплект медалей: вид на миллион, мемориал погибшим летчикам, настоящие обломки авиакатастрофы, интересные артефакты и гран-при – встреча с медведем. Похоже, мы взяли сегодня весь пьедестал.

Со склона уже виден памятник погибшим летчикам. После катастрофы Ил-14 в 1985 году уцелевшее крыло поставили на сопке так, что его можно увидеть с разных мест. Я его видел с горы Комендант, Володя видел во время сплава по Армани перед тем, как река сливается с Хасыном.

34737_original

Середина сентября – очень хорошее время для прогулки по горам. Летом наверху жарко и надо нести с сбой много воды. Наверху запасы пополнить негде, поэтому стоит выбирать пасмурный день. Или перенести поход на осень. Мы так и поступили.

37199_original

В это время осень чувствуется не только в прозрачном воздухе, но и видна в окружающей природе. Под ногами стелется желтая, красная и оранжевая трава с тонкими переходами оттенков. Иголки с лиственниц еще не опали, но уже поменяли свой цвет. Скоро они потемнеют и начнут осыпаться, устилая землю вокруг. Стланик ложится после заморозков, они вот-вот начнутся, и мы выбираем наш путь так, чтобы обойти особенно густые заросли.

35267_original

У меня простой план. Мы начинаем путь за небольшой горой за Арманским перевалом, поднимаемся на седловину, потом проходим по склону до спуска и оказываемся у памятника летчикам. Володя предлагает другой маршрут, вверх от просеки вдоль ЛЭП. Он оказывается длиннее и сложнее. Мы теряем высоту и набираем ее.

38081_original

По пути Володя берет рюкзак у Марины и цепляет к своему. Так ей идти немного легче, но я вижу, как ей непросто. Хорошо, что у неё крепкие ботинки и толстой подошвой. Мы делаем короткий привал у ручья, пьем холодную воду и продолжаем путь наверх. На склоне растут редкие лиственницы и я подхожу к одной из них и обнимаю. Марина делает тоже самое. Возможно, мы первые люди в мире, которые обняли эту лиственницу. Возможно, мы и последние.

34882_original

С гребня виден Комендант, дует сильный ветер, и мы обходим вершину горы по кругу с южной стороны. Из-за всех маневров мы проходим на несколько километров больше. Если идти по ровной дороге, то такое расстояние мало что не меняет. Но мы идем по склону, по камням, обходим заросли кустов и стланика. Я чувствую, что обратная дорога будет короткой, но непростой.

Мы видели медведя всего нескольких секунд. Наверное, он еще долго бежал по сопке среди стланика и лиственниц. Мы делаем очередной привал на склоне. Я валюсь на траву, подползаю к бруснике и ем кислые ягоды. Марина садится неподалеку и смотрит на долину.

37107_original

Две реки разделяют десять километров долины на три части. Хасын течет у склонов гор, сливаясь с Арманью у самого устья. Армань намного больше и мощнее, его русло проходит чуть дальше, и за ним лежит болотистая равнина, подступающая к Арманскому хребту. Если на склонах горы лиственницы еще желтые, то все деревья в поймах рек уже черно-серые, без листьев. Наверное, там уже пришли первые заморозки. Володя идет впереди, мы аккуратно спускаемся вниз, держимся ближе и не упускаем друг друга из виду.

36492_original

Из камней возвышается крыло самолета. С одной стороны на нем ничего нет, с другой установлены портреты погибших летчиков. Памятная доска отвалилась из-за погоды, Володя поднимает ее с земли и ставит на место. Ниже по склону лежат обломки, двигатель, части обшивки и кусок фюзеляжа, но это мы посмотрим потом. Сейчас надо отдохнуть и перекусить. Путь был непростой и мы здорово устали. На импровизированном столе появляются термосы с чаем, еда, еще еда, опять еда.

35745_original

37484_original

После обеда с прекрасным видом, после отдыха, после разговоров пришло время собираться в обратную дорогу. Но перед этим мы спускаемся в распадок, чтобы осмотреть обломки самолета. Сначала под ногами шуршат трава и листья, потом начинают появляться куски обшивки, и скоро на склоне я вижу последствия катастрофы.

35981_original

Это куски хвостовой части самолета, обрывки фюзеляжа, обломки шпангоутов, разбитые приборы, подлокотники кресел. Чуть поодаль лежит огромный двигатель с загнутыми от удара об землю лопастями. Я хожу среди всего в совершенной прострации. Какой же силы был удар, который превратил красивую многотонную машину вот в это? О чем думали пилоты в момент смерти?

36246_original

Володя находит на склоне тарелку из нержавейки. Настоящий артефакт. Я поднимаю с земли механизм непонятного предназначения. Денису, настоящему фанату авиации, эта вещица придется по нраву, – думаю я. Обратно идти тяжело. Курумник, состоящий из неустойчивых камней, сменяется зарослями стланика или ивняка.

37828_original

— Похоже, ты сильно устала, – говорю я Марине и беру за руку. Если раньше я поддерживал только на сложных участках пути, то сейчас нужно взять на буксир. Так мы и идем последний километр перед дорогой: я шагаю впереди и выбираю путь, а Марина на автопилоте идет за мной, держась за руку. Наконец-то просека ЛЭП. До наших машин еще три километра по дороге, и Володя отправляется ловить попутку, а мы отдыхаем в траве.

No Comments

Leave a Reply